January 3rd, 2021

orang

Когда все крысы сбежали, корабль передумал тонуть

crimsonalter
В одном из интервью американского миллиардера-инвестора Сэма Зелла мне сильно запомнился следующий эпизод:

Отец Зелла - еврей, жил в Польше, и был трейдером зерновых (grain trader), что обеспечивало ему так сказать "широкий кругозор". За несколько недель до начала второй мировой, Зелл-старший пришел к выводу, что Польша будет атакована Германией и что быть евреем в Польше будет очень плохой идеей. Соответственно, он заранее перевез беременную жену подальше от западной границы Польши и потом объехал всех своих братьев, а также всех родственников своей жены, в надежде убедить их уехать с ним. Из шести братьев самого Зелла-старшего и шести братьев и сестер его жены не согласился никто.
Потратив едва ли не все деньги и подключив все возможные связи трейдер смог организовать несколько транзитных виз и проехать с женой по маршруту Вильно - Москва - Транссиб - Владивосток - Япония - Кюрасао - США. Он приехал в США практически без денег. Но живым. Как показала практика - последним живым из его семьи.Его сын, рожденный через пару месяцев после приезда в США, его периодически спрашивал о том почему ему не удалось убедить никого из братьев и родственников уехать. Объяснение оказалось банальным и поучительным. Пересказываю по памяти: "Жить с поляками и в Польше - было не сахар", вспоминает сын. "Во время немецкой оккупации во время Первой мировой, стало лучше. Братья и родственники воспринимали немцев как более цивилизованных (утонченных) [прим. Кримсон - это мой примерный перевод sophisticated] по сравнению с поляками. И они думали что в этот раз будет то же самое, а попытки отца объяснить что ничего хорошего не будет - наталкивались на недоверие и рассуждения о том что он мучает себя и свою несчастную жену". Дополнительной проблемой было то что старшему Зеллу тогда было всего 34 года и его отказывались воспринимать серьезно. Его сын вырос в Америке, сделал головокружительную карьеру в сфере инвестиций (кстати, покупал нефтяные активы в марте этого года на самой панике с "отрицательными ценниками на нефть") и навсегда сохранил от отца железный способ выживания и зарабатывания денег - тотальное недоверие к стереотипам.

Я вспоминаю эту историю, когда в очередной раз сталкиваюсь с каким-нибудь молодым россиянином, с беглым английским, высоким IQ, хорошим образованием, любящими родителями, и приятной должностью где-нибудь в хорошей ай-ти компании, и который при этом мечтает о том чтобы американские (или британские) танки въехали в Москву, а еще лучше чтобы был какой-нибудь "народный путч" и Россией начал бы управлять Макфол.


Такие люди искренне ненавидят "теток из паспортного стола, с пергидролем на голове и билетами на Стаса Михайлова". Ненавидят "мужиков из клубов дзюдо, которые слушают Любэ и не знают что такое тикток". Там длинный список объектов для ненависти, частично унаследованный от интеллигентов-родителей, частично выработанный во время столкновений с не всегда пушистой российской реальностью, а частично скачанный из мыслей какого-нибудь интеллектуального ютубера. Эти молодые люди, которых у меня не получается ненавидеть, но не получается не презирать, очень напоминают тех самых братьев Зелла-старшего, которые все ждали чтобы грубых и неприятных поляков сменили цивилизованные и утонченные немцы.
Практика показывает, что переубеждению и перевоспитанию такие любители стереотипов - не поддаются вообще. И посему в 2021 году хочется пожелать им всем поскорее избавиться от зрелища родного Мордора и реализовать наяву то, о чём они, судя по их заявлениям, мечтают: чемодан, вокзал, Лондон. О такого рода утечке мозгов мы можем не беспокоиться, тут уместно вспомнить бессмертное: когда все крысы сбежали, корабль передумал тонуть. Крысы в команде - куда хуже пергидроля.

А за жизненными успехами наших филоамериканствующих соотечественников, а также членов секты "Любителей Лондона", верующих во всемогущество Её Величества (которая управляет миром не привлекая внимания санитаров), мы понаблюдаем со стороны. С попкорном.

https://t.me/crimsondigest

Топ-5 материалов 2020 года



Русская Idea поздравляет своих читателей с новым 2021 годом и публикует подборку из 5-ти самых читаемых материалов года 2020-го.


  1. «Дело врачей» — наш постоянный автор, публицист Елена Кондратьева-Сальгеро обсуждает свободу доступа в западные СМИ научной аналитики по коронавирусу, которая носит ковид-диссидентский характер и не вписывается в господствующее в западных элитах отношение к вирусу.

  2. «Что такое есть коронавирус» — еще в марте 2020 года политолог, писатель, футуролог Сергей Переслегин в большом аналитическом материале описал объективные экономические изменения (переход к 6-му технологическому укладу), к которым приведет будущая эпидемия коронавируса.

  3. Консервативный пантеон. Топ-10 любимых русских философов – один из трех опросов нашего проекта, проводившийся в эпоху самоизоляции и вызвавший наибольший интерес у наших читателей и бурные дискуссии на страницах проекта в Facebooк.

  4. «О пропаганде в эпоху постправды» — размышление политолога, политического философа Олега Матвейчева о будущем того течения философии, которое берет начало в философии Жозефа де Местра и которое мы назвали контрмодерном.

  5. «О русских, армянах, обмане и милосердии» — эмоциональный блог нашего постоянного автора, политолога, этнолога Светланы Лурье о ситуации в Нагорном Карабахе, вызвавший крайне негативную реакцию из среды русских националистов.


Про сапоги-валенки

Про сапоги-валенки






1 sapogi-valenki.jpg

Прочитала я тут на днях, что в России начали делать приличную и красиво выглядящую альтернативу уггам под названием сапоги-валенки.

Поскольку как год начнешь, таким он и будет, начинаю его статьей о достижениях российской легкой промышленности. Пусть у нее этот год будет удачным.

Делаю перепост от счастливой владелицы вот таких сапог как на картинке, именно их она описывает. Остальные картинки сапог-валенок в пост вставила свои, вот не умеют российские фабрики делать красивую рекламу, увы и ах.

10 valenki-11.jpg
Сапоги-валенки автора статьи

Перепост  отсюда

Раньше с наступлением лютых морозов приходилось подгадывать свое передвижение по улице так, чтобы нигде не стоять. Иначе ноги отмерзали сразу. Никакие сапоги не спасали. А в валенках неудобно ходить, хотя по теплу им нет равных. Но случай помог купить обувь, идеальную для суровых сибирских морозов: необычайно теплую, удобную и дешевую.

Два года назад назад мне понадобилась пара новой, хорошей зимней обуви. Хорошая в моем понимании в первую очередь теплая. Зайдя в обувной обнаружила, что за 4-5 тысяч рублей сапог из натуральных материалов нет. В лучшем случае сапожки обойдутся в 8-10 тысяч рублей.

9 Capture.PNG
7 sapogi-valenki-21.jpg

Выручил интернет. Не буду называть тот магазин, статья не рекламная, но фабрику, которая шьет эти замечательные сапоги-валенки назову.
Это «Калита» С доставкой пара их валенок, на подошве, с замками, надевать удобно и просто, обошлась мне меньше 4 тысяч рублей. Курьер, занеся коробку в квартиру, ждал пока я примерю обновку. Убедившись, что сидят идеально, замки работают, нигде не жмет, я расплатилась.

Когда начала эти сапожки-валенки носить поняла, что никогда больше не буду покупать зимние сапоги, даже любимой фирмы «Экко». Ничего более теплого, мягкого и нескользкого я в жизни ни разу не носила. Третью зиму у меня эти валенки-сапоги и в любой самый лютый мороз ноги в них не замерзают вообще.
8 Capture.PNG
3 sapogi-valenki-22.jpg

На сайте магазина, торгующего обувью «Калиты»:
Это потрясающий дизайн итальянских специалистов с сохранением русских традиций. Обувь, произведенная в России с российской размерной сеткой, которая идеальна садится на ваши ноги. Это недорогая, доступная по цене и очень качественная, из натурального материала обувь.
Подписываюсь под каждым словом.

Вот что нужно изготавливать нашим обувным сибирским фабрикам, а не закупать в Китае и перепродавать третьесортный ширпотреб по заоблачным ценам. В обувном магазинах любого сибирского города должны быть в продаже не дорогущие и холодные итальянские бренды, а валяная обувь, такая, какую выпускает сегодня Калужская фабрика «Калита». Прочная, теплая, дешевая и очень красивая.

6  Capture.PNG
2 sapogi-valenki-5.jpg

Справочно. Калужская обувная фабрика «Калита» построена итальянцами в 1987 году. Пусконаладочные работы, обучение персонала, освоение технологий проводилось итальянскими специалистами.

«Калита» выпускает женские войлочные сапоги зимние и демисезонные. Материал изделия – войлок и натуральная кожа. Используется нескользкая, прорезиненная подошва. Приобрести товар можно через официальных дилеров фабрики.

После двух зим в эксплуатации выглядят как новые.

5 Capture.PNG

4 sapogi-valenki-37.jpg






https://selyanka1.livejournal.com/347631.html




  • nosikot

Медвежьегорск и Беломорск - дорога на Соловки и "узлы" Беломорканала

DSCF4577
Жинерадостное здание 30-х годов в Медвежьегорске
DSCF4803
Редкое для туриста с теплохода зрелища - увидеть "свой" корабль на ходу с берега! Если только отстать...

Как я уже писал в Петрозаводске мы временно покинули корабль - оставшихся "повезли" в Кижи, а мы, своим ходом, с помощью отличных ребят из компании "Моя Карелия" поехали на Соловки.
Первая белая ночь прошла фактически в машине - ехали в Беломорск, вторая - в местной гостинице (уже после Соловков), но поспать и там почти не пришлось - в пустом закрытом ресторане сидела пара из Мурманска - ждали свой поезд, причем у жены-мурманчанки был ДР - пришлось составить компанию, да еще и "не хватило", но вопрос решили...
Беломорск - город полностью "убитый" (при советской власти - 20.000 населения, сейчас меньше 9 тыс.), работы нет, кто смог - обслуживает туристов. Исторически связан с Соловецким монастырем (поселок Сорока - по названию реки), отсюда мы туда и отправились (след. отчет)
Здесь расположен последний - 19-й шлюз Беломорканала
В годы войны город был временной столицейКФ ССР
Фоток Беломорска немного - "нечего там смотреть" (Медвежьегорск - ниже!):

Collapse )

По дороге заехали и в Медвежьегорск - сначала тут появилась ж/д станция - нужно было "тащить" из Мурманска поставки по прото"ленд-лизу" в 1-ю Мировую, а потом  и канал строить...
Сталин считал Беломорканал в том виде в каком его соорудили почти вредительством и запретил включать в список "Великих строек коммунизма" - на Север по нему кроме старых эсминцев и ПЛ ничего перебросить было нельзя - а Вождь уже думал о Большом флоте, в т.ч. о крейсерах. После войны через ББК перебрасывали на север АПЛ построенные в Горьком - но с демонтированными "плавниками" - а ведь корпус крейсера с боков не обдерешь до 14,3 м (ширина всех шлюзов канала)
Впрочем от Медвежьегорска до канала км 20, зато другая "достопримечательность" - место сьемок известного фильма "Любовь и голуби" - гораздо ближе
Смотрим, впрочем, на Медвежьегорск:

Collapse )

Галопом по Волге - https://nosikot.livejournal.com/7333667.html
Горицы и Ферапонтово - https://nosikot.livejournal.com/7337251.html
Фрески и ... прялки Дионисия - https://nosikot.livejournal.com/7351196.html
Вытегра - родина адмиралов - https://nosikot.livejournal.com/7365422.html
Путь на святой остров Валаам - https://nosikot.livejournal.com/7369091.html
Питер - побочное дитя круиза - https://nosikot.livejournal.com/7370218.html
Кронштадт - город русских моряков - https://nosikot.livejournal.com/7383586.html
Первая столица Руси сейчас просто СЕЛО - https://nosikot.livejournal.com/7384830.html
Призвание варягов - как все было на самом деле - https://nosikot.livejournal.com/7387240.html
Петрозаводск - с неотроцкистом Куусиненом в граните - https://nosikot.livejournal.com/7396060.html

Русский Крым

Записки террориста: житие главного голливудского радикала.



О творческом и мировоззренческом пути режиссера Оливера Стоуна.

Записки террориста: житие главного голливудского радикала

В процессе формирования творческих потенций человека искусство участвует как равноправный сотрудник философии. Если философия развивает способность теоретически мыслить, то искусство совершенствует способность видеть, чувственно созерцать окружающий мир, – это две взаимно дополняющие способности, одна без другой становящиеся бесплодными.
Ильенков Э.В. О “специфике” искусства.

“Сквозь них дует ветер, и они могут это передать”, — авторство данного высказывания мы так и не смогли установить. Крылатая ли это фраза времен античности, или же древняя восточная мудрость –– суть едина. Она, как нельзя лучше, передает смысл творчества любого художника. Наш герой всласть вкусил ветра печальных перемен, что происходили на его глазах в обществе развитого модерна. Он не читал о нем из газет, но лично находился в центре этой турбулентности.

Получивший свой первый Оскар за сценарий к фильму «Полуночный экспресс», Стоун сам находился в тюрьме, за попытку перейти мексиканскую границу с пятьюдесятью граммами вьетнамской травы в кармане армейской куртки. Снятый им позднее «Сальвадор» основывался на пережитом опыте его друга, безбашенного журналиста Ричарда Бойла. Легендарный же «Взвод» представляет собой рефлексию на тему полуторагодового пребывания во Вьетнаме, в качестве пехотинца, и выглядит как часть экранизированной автобиографии.

Итогом этих глубочайших погружений становились шедевры. Хлесткие фильмы Стоуна показывали насилие таким, какое оно есть на самом деле. Жестоким и беспощадным, разрушающим человеческую душу. Убивающий вьетнамских бойцов, герой Чарли Шина (играющий, де факто, Оливера Стоуна) уже никогда не станет прежним. Такое восприятие насилия стало неожиданным для тогдашнего общества, выросшего на вестернах с Джоном Уэйном… Режиссера называли «мясником» люди, поддерживающие войну во Вьетнаме и действия американского истеблишмента в Латинской Америке. На предпоказах «Сальвадора» Стоуну вечно твердили одно и тоже: “Американское общество не готово к подобному”. Страна, где культ оружия и силы насаждается с детства, боялась посмотреть в зеркало, и увидеть собственные уродливые очертания. Он высмеет это позже, в своем прекрасном фильме «Прирожденные убийцы».

Стоун снимал шедевры, снимал и посредственное кино, но он всегда был смел и честен в своих картинах. Его «Взвод» пошатнул Америку при Рейгане. «Уолл-стрит» предостерегал мир еще в далеком 1987 году о порочной природе финансиализации. Трилогия о президентах, стала наиболее откровенной и честной рефлексией американского кинематографа на американскую политическую реальность. Документалистика Стоуна о латиноамериканской действительности стала левым ответом на неолиберальную ортодоксию, душившую режиссёрские замыслы долгое время. Гуманист (временами наивный в собственной конспирологии) и один из самых универсальных режиссеров Голливуда, в каждый свой фильм привносит толику своей мечущейся души. Стоун не просто снимает картины, он ими живет. Именно поэтому его фильмы пышут той энергией, которую сложно отыскать даже у таких режиссеров как Коста-Гаврас и Коппола.

Рассмотреть естество Стоуна вблизи, приблизить увеличительное стекло к его бьющемуся переживаниями сердцу, вот что интересно и важно для современного читателя, кинозрителя и просто рационального человека.

И такая возможность теперь появилась. Автобиография Стоуна, вышедшая солидным для нашего времени тиражом в 3000 экземпляров, ждет страждущего знаний и опыта человека уже сейчас. О чем эта книга? На что направлен основной фокус Стоуна в этом полотне? На эти вопросы мы и хотим попытаться ответить.

Автобиография охватывает период жизни режиссера от его рождения, до начала съемок фильма «Уолл-стрит». Отношение к семье, и болезненные перипетии внутри неё. Развод родителей, выбивший почву из-под ног героя, и поспособствовавший его кризису взросления, в результате которого Стоун бросает Йель сначала на год, уезжая преподавать в католическую школу в Сайгоне. Домой он возвращается на корабле, подобно Джеку Лондону, в качестве матроса. После возвращения, им принимается попытка описать свои впечатления. Попытка неуспешная, отнявшая много сил и времени. Из-за неуспеваемости Стоун покидает Йель уже окончательно, и совсем скоро снова окажется в далеком, но манящем Вьетнаме. В стране, которая станет душевным адом, но ценным уроком для него.

Я не мог попусту тратить слова, меня охватили апатия и подавленность. Я не знал, чем хочу заниматься, с той же очевидностью, с которой понимал, чего не хочу – превратиться в своего отца, не смотря на любовь к нему. Судьба никогда не даёт нам четкий сигнал. Иногда мы просто отказываемся делать то, что больше не приносит нам удовольствия. Такие моменты нашей жизни сплошь окутаны тайной, и всё же мы ясно осознаем, что с этих пор всё изменится.

Так как было бы непозволительно заниматься пересказом сюжета, не просто в силу каких бы то ни было правил, но и постольку, поскольку книга написана столь увлекательным и живым языком, что отнимать это удовольствие у читателя – смертный грех. Поэтому мы лишь вкратце заметим, что вернувшегося из Вьетнама Стоуна ждут долгие годы как напряженной работы, так и гнетущий безработицы. Ученик Мартина Скорсезе подрабатывает по ночам таксистом. Его ненавидит нью-йоркская интеллигенция за то, что он служил во Вьетнаме, но присоединиться к протестующим он не спешит. Стоун – солдат, и инстинктивно не может присоединиться к тем, чьи цели не определенны и эфемерны, к тем, кто не может взяться за оружие. Стоун работает с реальностью, он должен понимать эффективность средств, и то, насколько стоящими являются цели. Эту дихотомию ветеран перенесет через всю свою жизнь. Материя души Стоуна развивается, поскольку находится в состоянии постоянного противоречия. Вернувшись с войны, он ненавидит Никсона, но в 1980-ом, точно, объевшись ягоды-поминики, голосует за Рейгана. Все это дополняется ярким, и полезным для молодого поколения, живописанием холостяцкого быта, употребления наркотиков и сексуальных похождений. Для поколения, взращённого без отцов (яркая цитата Паланика) – Стоун предстаёт духовным наставником, опытным и вечно молодым искателем.

Один из уроков, который преподаст ему в Нью-Йоркском университете Тим Лихи, Стоун запомнит на всю жизнь. Он будет руководствоваться им в своём творчестве, и именно поэтому станет одним из величайших реалистов кинематографа.

Он подождал ответа. Молчание. «Девять лет на морском берегу под стенами Трои! Ещё девять лет на возвращение в Итаку. Никто из его команды больше не вернулся домой. Почему? Почему только Одиссей?»
«Самосознание!» – застучал он по классной доске, выписывая это слово. Его голос звенел. «Потому что у него было самосознание – повторил он. – Вот что сохранило ему жизнь, дамы и господа. Это то, что отличает одних от других: насколько сознательными вы останетесь перед лицом этого сурового мира? Как часто мы забываем, потому что мы… что? Потому что мы хотим… «Почему он приказывает своей команде привязать его к мачте и не дать ему освободиться от пут, как бы он не умолял об этом? Потому что в отличии от своей команды, которая затыкает уши воском, он хочет услышать голоса сирен! Знание – вот к чему стремится Одиссей».

Поэтому, пока свет ожидал собственных гонораров от участия в бездарной халтуре, пока все, развлекаясь наркотиками, вели отвлеченные беседы на модных вечеринках, Стоун с огромным напряжением снимал отвратительную изнанку империализма в своём «Сальвадоре».

Да и до него, будущему оскароносному режиссеру приходилось не сладко. Написанный им сценарий к фильму «Лицо со шрамом» был изуродован бездарной работой де Пальмы. Извечного везунчика судьбы, который превращал все прекрасные истории, снятые на солидные бюджеты, в медлительные и безвкусные картины. Первые два фильма Стоуна, и вовсе, подвергались лишь порицанию. Принесший же герою известность сценарий «Взвода» (написанный еще в 1976 году) никто так и не решался экранизировать. На фоне всего этого, уже немолодой сценарист ещё и борется с наркозависимостью…

Казалось бы, эти места из биографии Стоуна, и так уже давно известны, но та принципиальная честность и насыщенность деталями заставляет бросить ласковый взгляд на этот чудный томик. В какой-то степени, Стоун остался интеллигентом из шестидесятых, но не поддался той убогой трансформации, которая сполна поглотила пишущую и снимающую (одним словом, мыслящую) касту социальной организации. Именно поэтому он современен, ибо добродетель вечна и актуальна. В отличии от пороков, что разлагаются в общественном сознании, подобно сифилисной проститутке.

Порочный круг написания сценариев к чужим фильмам, прерывает его отчаянный шаг, нацеленный на «Сальвадор». Со скупым финансированием и ханжескими цензорами за спиной, Стоун снимает шедевр. Фильм, который смело можно назвать классическим. Но даже на этот, кровью и потом вымученный, материал компания отказывается выдавать деньги для продакшна. К этой картине скоро придет слава, особенно после ошеломляющего успеха «Взвода», но лицемерная мораль консервативных акул киноиндустрии уже навсегда отрезвит гения. Обернувшись назад Стоун лишь грустно процитирует Уайльда:

«Пьеса имела успех, но публика провалилась с треском».

Даже успех «Взвода» не избавит его от тупого лицемерия варварской американской демократии. Он всегда будет между двух огней. Полин Кейл как-то заметит:

Нет ничего более впечатляющего, чем раскрытые в “Сальвадоре” двойственные чувства режиссёра… Правый мачизм сочетается с левой полемикой … У “Сальвадора” репутация сомнительного, одиозного и брутального фильма, которого и следует ожидать от Оливера Стоуна, но в нем находится места и для сентиментальности… Снявший этот фильм Оливер Стоун, по существу, ничем не отличается от пускающего пыль в глаза автора, написавшего “Полуночный экспресс” и “Лицо со шрамом”… Он работает вне киноиндустрии, на воле, но в душе сохраняет всю мерзость Голливуда.

Стоун никогда не впишется в творческие и политические реалии страны, разделенной на две партии. Одна из которых представляет собой гигантскую клизму, а вторая бутерброд с фекалиями – по едкой, но актуальной цитате из творчества Трея Паркера и Мэтта Стоуна. Этот нонконформист напишет и сценарий о советских диссидентах, которому (увы) не придется реализоваться. Стоуну эта тема казалось далекой, хотя очень зря.

Как бы то ни было, перед нами не просто очередная история о восхождении голливудской звезды, но исповедь незауряднейшего представителя своего времени, который несколько со стороны созерцает вакханалию скатывающегося в бездну мира. Созерцает и рефлексирует. Рефлексирует и созерцает. Стоун исполняет свой долг гуманиста, находясь в состоянии постоянной борьбы, которая по Марксу, и есть истинное человеческое счастье. Начало съемок «Взвода» подстегнуло не только давняя мечта режиссера излить свою боль простого американца, показав истинный лик той войны, но и намечающийся выход пропитанной официозом «Высоты “Гамбургер”».

Критик из LosAngelesTimes писал: «Гойя с камерой… вбивает кол в сердце каждого клона Рэмбо».

Ключевое слово в творчестве Стоуна – реализм. Та классическая интенция, что всякий раз погибает под разлагающимся напором декаданса. Кровь, изнасилования, трупы, стрельба, да даже покупка акций на Уолл-стрит – всё это в творчестве Стоуна бессчётные элементы трагедии, это нити, из которых сплетается материальная действительность. Та материальная действительность, духовности в которой больше, чем в любой пошловатой коммерческой поделке. Когда Стоуну предложат альтернативную концовку «Взвода», в которой рядовой Тейлор не станет убивать сержанта Барнса, он лишь холодно заметит: “А разве тогда, это всё еще будет война?”

Стоун курил траву, употреблял ЛСД, нюхал кокаин с героином и сидел на транквилизаторах. Он ненавидел Никсона за его войну против наркотиков, потому что видел переполненные американские тюрьмы, в которых губились жизни цветных парней из бедных районов. Но разум его оставался яснее, чем у любого солидного моралиста того времени, чем у доброй части американского среднего класса, в авторитарной личности которого, Адорно нашел потенциальную основу для становления фашизма в США. Той части американского общества, которая на предпоказах шикала при отсутствии хэппи-энда во «Взводе» и «Сальвадоре», той гнилой прослойки, которая окончательного загубила, изуродованный Сталлоне, фильм «Рэмбо», заменив оригинальную концовку пленением героя. Этот идеализм, присущий правому обывателю, чей разум заменен обыденным сознанием, Стоун ненавидел и обличал. Выросший в семье отставного полковника, который затем уйдет продавать акции оружейных компаний на Уолл-стрит, Оливер ненавидел ту машину лжи, которая заставила его убивать во Вьетнаме, и видеть смерть достойных людей. Он презирал отца, как её апологета.

Были времена, когда мне очень хотелось его прикончить. Я хотел погасить этот рассудок, который потворствовал войне, воспринимая её как необходимостью. Однажды мы проводили день на Лонг-Айленде, и я таки подкинул ему хорошую порцию “оранжевого солнечного света” [ЛСД] в лед, который он положил в свой скотч.

Его мать француженка не могла не подпасть под влияние как мужа, так и сытой нью-йоркской жизни.

Хотя по природе она была любящим и доброжелательным человеком, иногда, как было в ту ночь, она становилась блаженной пожилой ретроградкой, которая заявила, восхищаясь «Взводом», что война укрепляет человеческий род в результате выживания сильнейших по Дарвину: «Война сделала Оливера сильнее». Элизабет холодно отрезала: «А моего отца убили в Корее». Она покинула стол без лишних слов.

С ненавистью смотрящий в прошлое, и не способный принять будущего, Стоун был вынужден обречь себя на роль главного радикала, нарушителя спокойствия американской киноиндустрии. Бросив вызов неолибералам, показав им истинный лик войны, показав настоящие результаты их деятельности на поле брани, Стоун уже не мог остановиться. Если своим «Взводом» он полоснул Левиафана по щеке, то уже «Уолл-стрит» метил в самое сердце.

Это был бизнес, выстроенный на эго. Мой друг предположил, что здесь еще больше мрака и коррупции, чем я лицезрел во Вьетнаме и Майами. Он предупредил меня, что большая шишка, с которым я недавно познакомился, «в конечном счете высматривает как тебе трахнуть, Оливер. Он войдет тебе в доверие, чтобы потом трахнуть тебя. Смысл всей игры – кончить в тебя». Деньги для этих молодых парней ассоциировались с сексом. Успешная операция соблазнения предполагала изнасилование.

Сложно сказать, потребовалось ли Стоуну и его другу усидчивое изучение наследия Франкфуртской школы, но тем не менее, цитата показательна. Так или иначе, тема секса достаточно часто затрагивается в произведении, в частности, на её примере Стоун анализирует истоки авторитарного характера личности его отца.

На этом наш герой обрывает свой рассказ. Оставив нас в далеком 1987 году, он, возможно, даже немного нам завидует. Время будет идти вперед. Хорошие режиссеры будут в еще большей степени мимикрировать под мейнстрим, производя порнографию, которую будут по-прежнему называть «кино». Кто-то и вовсе умрет. От жемчужины мирового кинематографа – Италии, останутся лишь руины. Творцы из стран Варшавского договора лишатся финансирования, и будут дружно кричать “Siegheil!” неолиберальным правительствам, и их новой идеологии. Лишь как искорки в потухшем костре, будут мерцать Драгоевич и Балабанов. США повезет больше, чем континенту, однако тренд будет един. Но Стоун останется. И с каждым годом, оставаясь прежним, свет рациональности его фильмов будет ярче, на фоне погружающегося во тьму мира. Подобно одиноко стоящему маяку, он будет продолжать творить.

Таким образом, автобиография Стоуна, это крайне насыщенное, открытое произведение о тяжелой судьбе чистого разума в грязных и лицемерных трясинах Голливуда. О том, как человек той эпохи пытается понять, что же с ним произошло, и раскрывает обман. Книга о борьбе, о бытовых неурядицах, о семье. О смешном и скорбном. О серьёзном и фарсе. Невозможно оторваться от чтения этого масштабного полотна, написанного с неведомой легкостью. Заряд, полученный от него, поможет всякому исполнить тот самый завет Стоуна, что невероятно актуален, сегодняшним безнадежным российским реалиям:

Те из нас, кто смог из этого выбраться, обязаны восстановить всё заново, научить других тому, что знаем мы, и с помощью того, что осталось от наших жизней, попытаться отыскать доброту и смысл существования.

Павел Андрейко

Лично мне, Стоун всегда импонировал, как своими фильмами (лучшие из которых он уже снял), так и своей гражданской антиимпериалистической позицией, которая ярче всего прослеживается даже не в его фильмах, а в книге "Нерассказанная история США".
Его популярные фильмы, дали ему своеобразный картбланш и выбор - он мог плыть внутри системы и монетизировать свои творческие достижения или же направить эти достижения на поддержку своей гражданской позиции, даже в ущерб своим доходам и положению в обществе. Он выбрал второй путь. Менее выгодный, но более честный. За что и будет уважаем.

@

Учителя давно уже не учат «Доброму, светлому, вечному»

Учителя давно уже не учат «Доброму, светлому, вечному»



Не хотелось бы говорить о всех скопом, но в общей массе это так. А кто несёт ответственность, как исполнитель фальсифицированных выборов? Вот то-то и оно. А вот ещё их далеко не блестящее отсиживание в стороне.

Введение дистанционного обучения коренным образом изменило жизнь всех, кто участвует в образовательном процессе. Особенно тяжелая ситуация сложилась в регионах, которые стали экспериментальной площадкой для внедрения Цифровой образовательной среды (ЦОС). Одним из них является Новосибирская область.

Особые меры в школах региона вводились уже дважды, под предлогом сначала первой, а потом и второй волн коронавируса. Для максимальной объективности масштабы последствий таких действий можно оценить по исследованию, которое провело среди школьников региона и их родителей ФБУН «Новосибирский НИИ гигиены» Роспотребнадзора.

Специалисты фиксируют, что 75,3% школьников потеряли интерес к предметам, у 75,4% существенно упало понимание предметов, 61,9% не имеют возможности задать вопрос на уроке. У 73,8% учащихся наблюдаются перенапряжение органов зрения, у 85,6% нарушился режим дня, в результате чего начались проблемы с подъемом и засыпанием.

Вывод специалистов неутешительный. В опубликованных на портале Новосибирского НИИ гигиены результатах исследования указано: «Выявленные проблемы и их физиологическая стоимость актуализировали проблему регламентации требований и порядка организации дистанционной формы обучения, а также наглядно показали, что использование данной формы обучения не должно носить массового характера и возможно только в исключительных случаях».

Однако власти региона продолжают объяснять необходимость дистанционного обучения «заботой о здоровье» учеников, а также настаивать на прогрессивности подобного способа преподавания. Сейчас в Новосибирской области на неделю продлили новогодние каникулы, после которых будет решаться вопрос о возвращении к дистанционному формату.

Редакция ИА Красная Весна обратилась за разъяснением ситуации к члену Комитета по спасению очного образования в Новосибирске Марине Волковой. Комитет был создан неравнодушными родителями и общественниками при активном участии местного отделения Общероссийской общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление (РВС)».

ИА Красная Весна: Ваш комитет в конце декабря выпустил видеообращение к учителям. К протесту против дистанционного обучения в регионе примкнули и родители, и общественники, неужели учителя еще не сказали своего слова? Преподавательское сообщество приняло этот формат?



https://youtu.be/j7DLZdxzU7o

— Цель воззвания — привлечь экспертное сообщество к тяжелейшим проблемам в образовании. Учителя — ключевые участники процесса и несут солидарную ответственность за тотальный развал образовательного процесса. Но странным образом, в своем большинстве педагоги дистанцировались от введения «дистанта» в школах, покорно принимая самые одиозные решения начальства. В действительности вся тяжесть борьбы против дистанционного обучения легла на плечи крайне обеспокоенных родителей.

Своей акцией родители призывают учителей включиться в борьбу за достойное образование в стране. И вспомнить, что еще совсем недавно учителя по праву были передовой частью нашей интеллигенции. В России интеллигенция это совсем не то, что интеллектуалы на Западе. Интеллигенция переживает за свой народ и страну, именно чувствознание — отличительный признак русского понимания интеллигенции.

ИА Красная Весна: Как преподаватели отнеслись к этому ролику? Вряд ли многим пришлось по душе, что им наступили на «больную мозоль».

— Ролик имел широкий резонанс в сетях. Часть преподавательского состава возмущена тем, что их покой потревожили, часть поддержала родителей. Противодействовать надо, используя все возможные инструменты. Самое важное — это низовой родительский протест и поддержка всего неравнодушного общества.

ИА Красная Весна: Вы предлагаете сделать ставку на активную гражданскую позицию людей?

— Я говорю о гражданском обществе, формирование которого идет на наших глазах. Проявляться это может в самых разных формах: от уличных протестов, сборов подписей и флэшмобов в сетях до обращений в различные властные и общественные органы. Кроме того, необходимо вести разъяснительную работу, писать статьи, проводить анализ ситуаций, проводить круглые столы и конференции с привлечением специалистов, формировать стратегию и тактику действий.

ИА Красная Весна: Ваше открытое письмо к мэру Новосибирска — это одно из подобных действий?


https://vlad1-74.livejournal.com/1061011.html